Дырявый кошелёк казанского хана

Дырявый кошелёк казанского хана

Как Рустэм Магдеев потерял в Лондоне $15 млн главы Татарстана Рустама Минниханова

В конце 2019 года в Высоком суде Лондона завершился процесс, способный наделать немало шума в России. Он имеет прямую связь с попыткой захвата оборонного ОКБ им. Симонова и деньгами, происхождение которых связывают с Миннихановым. Мы продолжаем разбираться в этой запутанной истории с участием офшорной компании на Кипре, ОПГ «Севастопольские» и знаменитого британского ювелирного дома.

20 декабря ушедшего года было опубликовано решение судьи Робина Кноулса, которое поставило точку в давней тяжбе между гражданином Великобритании Дмитрием Цветковым и подданным сразу нескольких государств Рустэмом Магдеевым. Последний подал в суд на Цветкова, требуя выплаты 15 млн долларов. Магдеев проиграл процесс в Лондоне, а мы в ходе этого дела узнали немало интересного. По всей видимости, деньги, которые он вложил в ювелирный бизнес на Кипре, принадлежали вовсе не ему.

Как рассказал «Нашей Версии» Дмитрий Цветков, истец лично заявил ему об этом два с половиной года назад:

«– В мае 2017 года Рустэм Магдеев впервые открыто сказал мне, что деньги, которые он вложил в ювелирный бизнес на Кипре, принадлежат главе Татарстана Рустаму Минниханову. Это его слова, возможно в реальности всё иначе. Но, поскольку такие слова прозвучали, теперь это официальная позиция моей защиты, – сообщил Дмитрий Цветков. – Рустэм Магдеев регулярно сопровождал Минниханова на официальных мероприятиях. Есть множество совместных фотографий, которые позволяют предположить между ними не только деловые, но и дружеские отношения. Лично у меня нет сомнений по поводу происхождения денег, которые он вложил в Graff Diamonds, – добавил он.»

События, которые начались в Татарстане на фоне судебного процесса в Лондоне, позволяют предположить, что так оно и было. Но для начала вернёмся к причинам, побудившим Магдеева судиться в Лондоне со своим бывшим партнёром по ювелирному бизнесу.

Пустые претензии

Дмитрий Цветков с 2011 года был партнёром британского ювелирного дома Graff Diamonds. В 2013 году Рустэм Магдеев и его партнёр Эмиль Гайнуллин предложили ему открыть бутик в гавани кипрского Лимассола – популярном месте среди владельцев частных яхт. На старте совместного предприятия инвесторы закупили продукцию Graff на 23,5 млн фунтов.

Поначалу бизнес шёл неплохо, партнёры подумывали об открытии ещё одного бутика в Вене. Но, как следует из дальнейшего развития событий, в 2016 году Рустэм Магдеев внезапно решил забрать деньги из работающего предприятия. Наверное, они понадобились их истинному владельцу. Сначала Магдеев потребовал от Цветкова выкупить его долю в совместном предприятии на Кипре. Требование это прозвучало весной 2017 года в Лимассоле, где помимо трёх инвесторов присутствовал человек, похожий на лидера «севастопольской» ОПГ Радика Юсупова. За несколько месяцев до этого Юсупов (кличка «Дракон») был освобождён из тюрьмы. Впоследствии о возможной связи Рустэма Магдеева и главаря «севастопольских» напишет в своём письме в ФСБ руководитель казанского ОКБ им. Симонова Александр Гомзин.

По всей видимости, Магдееву и Гайнуллину нужно было достать деньги любой ценой. Трудно иначе объяснить причину, по которой Рустэм Магдеев, со слов Дмитрия Цветкова, помешал продаже редкого бриллианта в 40 карат, которая бы принесла совместному предприятию доход в 3,7 млн фунтов. Вероятно, по этой же причине после неудачных переговоров при участии человека, похожего на Радика Юсупова, Эмиль Гайнуллин попытался своими руками забрать из кипрского бутика драгоценности на суму 47 млн фунтов.

В декабре 2017 года бизнесмен подал иск в Высокий суд Лондона, в котором заявил, что Цветков якобы не вернул ему долг в 12,1 млн фунтов. Дмитрий Цветков подал встречный иск, в рамках которого доказал отсутствие каких-либо финансовых обязательств перед Магдеевым. Судебная тяжба закончена, но история истца (включая происхождение его денег) далека от финала.

Доверенное лицо

Судебный процесс в Высоком суде Лондона, в котором фигурировало название известного ювелирного дома, привлёк внимание влиятельной газеты The Times. Но, как ни странно, бизнесмен, пытавшийся отсудить у бывшего партнёра крупную сумму, сделал всё, чтобы предотвратить распространение информации о своих претензиях.

Материал британских журналистов перевёл и опубликовал у себя российский портал Pravo.ru. Однако вскоре статья в этом уважаемом среди юристов издании была заблокирована во внесудебном порядке. То же самое случилось со многими другими материалами о бизнесе Рустэма Магдеева в России и за её пределами. В марте 2019 года «Наша Версия» подробно расследовала технологию, которую его адвокаты, по нашему мнению, применяют для блокировки неугодных публикаций. Причины этой скрытности следует искать в биографии казанского бизнесмена, которая имеет немало тёмных пятен. Особенно с учётом того, что в 1990-е он перебрался из Казани в Москву почти одновременно с «Драконом».

В те годы под контролем московских «казанских» находилось более двадцати преступных группировок в столице Татарстана. В 2008 году Радик Юсупов был арестован по подозрению в организации серии убийств, совершённых в предыдущем десятилетии. Следствие и суд над ним тянулись больше двух лет. Доказать удалось далеко не всё, Юсупов получил всего четыре года колонии. Пока он находился в тюрьме, Магдеев обрастал большими политическими связями. Вполне вероятно, что после отсидки «Дракон» стал для него кем-то вроде личного «силовика», который нужен для давления на партнёров и конкурентов. Но может быть и обратная ситуация: Магдеев так и остался подручным «Дракона», и когда последний вышел из тюрьмы, «лошадь вернулась в стойло». В любом случае, вряд ли такой тандем может существовать в современной России без покровителей в высоких властных кабинетах.

Трудно представить, что без таких покровителей в руководстве Татарстана стала бы возможна история с попыткой рейдерского захвата Магдеевым ОКБ им. Симонова. Мы подробно писали об этой истории в мае прошлого года. Суть в том, что конструкторское бюро в Казани разрабатывало тяжёлый военный беспилотник. Работы проводились по госконтракту, в 2018 году состоялись первые лётные испытания. Но вскоре после этого гендиректор-главный конструктор ОКБ Александр Гомзин оказался в СИЗО по надуманному обвинению. Контракт на 3,6 млрд рублей был передан «Уральскому заводу гражданской авиации» (УЗГА), который подконтролен партнёру Магдеева Виктору Григорьеву.

При этом эксперты считают, что УЗГА обладает в большей степени возможностями по сборке лицензионных израильских БПЛА, а не по разработке таких аппаратов. Вопрос о том, полетел ли тяжёлый российский беспилотник через два года после ареста Гомзина, можно считать риторическим.

Пенсия Минниханова за счёт пациентов

Несколько лет назад Рустэм Магдеев часто мелькал в прессе в качестве советника главы Татарстана. Если деньги, которые он крутил в ювелирном бизнесе на Кипре, действительно принадлежали Минниханову, то совсем новыми красками начинают играть свежие события вокруг компании «ФармМедПолис РТ». Осенью стало известно, что Рустэм Магдеев строит в Казани производство неких японских биочипов для диагностики гриппа. Мало того, что это предприятие, созданное совместно с никому неизвестной японской фирмой Mirai Genomics, получило от Минниханова 60 тыс. кв. м. центра «Казань Экспо». Новое детище Магдеева будет по госконтрактам поставлять свои биочипы во все больницы и поликлиники Татарстана, а в перспективе распространит свою деятельность по всей России. Но это не всё.

Если верить информации в СМИ, «ФармМедПолис РТ», совладельцем которого, к слову, стал герой допингового скандала бывший глава РУСАДА Рамил Хабриев, собирается производить некие лекарственные препараты с очень странными названиями: «Горижопа» и «Хуитен». После сообщений об этом Магдеева в Татарстане так и стали называть «Рустэм-горижопа». Местные чиновники и силовики увидели в этом большой скрытый смысл.

Если деньги, потерянные им за границей, действительно принадлежали руководителю республики, то речь может идти о проблеме с «пенсионным обеспечением» Минниханова. Главе Татарстана 62 года, а срок его полномочий истекает как раз в 2020 году. История с «японскими чипами» и компанией «ФармМедПолис РТ» выглядит, как последняя попытка урвать из бюджета напоследок. История явно имеет большие уголовные перспективы. Публичное участие в ней Магдеева выглядит так, будто его заставили искупать вину за потерянные за границей миллионы. Вряд ли Рустэм Эльбрусович не понимает, что рано или поздно кому-то придётся за всё это отвечать. На случай, когда «подгорит» по-настоящему, ему, по всей видимости, и нужны паспорта и виды на жительство в нескольких странах. Осталось только понять, есть ли такие «запасные аэродромы» у самого Рустама Минниханова

 

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *